МЕЗЕНСКИЙ КРАЙ
9:46 / 10 октября 2019
167

Наше наследие

«Помните, что светить будем мы сердцем своим только тогда, когда будем свободны от тяжких грехов, от тьмы греховной, ибо свет с тьмой несоединим. И если есть ещё в сердцах наших тьма, нечистота греховная, то нет в них света Христова и не будет сердце наше светить людям».     

 Св. Лука Войно-Ясенецкий.

      Минувший век для Русской Православной Церкви ознаменован невиданными в христианской истории гонениями. Более 3000 имен пострадавших только в Архангельской области и Северном крае занесены в биографический справочник «За веру Христову». Величественный Богоявленский храм, Рождественскую церковь, храм Спаса Нерукотворного мы видим только на старых снимках города Мезень. Четвертую мезенскую церковь разобрали и построили из нее в Каменке морской вокзал.

     «Без Бога не до порога» - говорили наши предки, строили и украшали церкви, несли в них все самое лучшее. Знали, что Он, Милостивый, всегда рядом, поддержит, поможет, пожалеет. Нет той любви, что превзошла бы Божью Любовь к нам, столь нагрешившим, попиравшим Его, стершим с лица земли мезенской почти все храмы, надругавшимся над верой, уничтожавшим тех, кто делал даже малую попытку заступиться за Него. Самыми беспощадными и трагическими для церкви годами гонений на Мезени были 30-е годы.

      Но убить веру нельзя. Церковь (народ Божий) «ушла в катакомбы». Прятали церковные иконы, книги, собирались, тайно молились, крестили детей, отпевали усопших. Уверена, что многим из нас есть что вспомнить и рассказать. Наши бабушки и дедушки вынесли все тяготы и невзгоды безбожного времени и сохранили для нас веру Христову.  

      Поделюсь своим, личным. После окончания школы, перед отъездом в Архангельск, моя бабушка Анна сказала: «Наденька, если у тебя вдруг возникнет вопрос крещеная ли ты, знай, что мы тебя крестили». Тогда я не придала этому значения. Церквей нигде не было. Нужны были годы для того, чтобы я это осознала. Мой путь к Богу и в церковь начинался с нее, с моей милой бабушки, когда как бы невзначай она рассказывала мне о своем детстве.

          Родилась бабушка в 1898 году в центральной России. Каждое воскресенье она с мамой и братом ходила в церковь в лучшем своем платье. Это был настоящий праздник. Она вспоминала благолепие и красоту храма, и я представляла эту картину. Я знала, что есть праздники Рождество и Пасха, в этот день дома красили яйца. Икон у нас в доме не было, их заменили портреты вождей, которые висели до середины 60-х годов. Утром и вечером перед сном бабушка всегда что-то шептала. Я считала бабушку своим ангелом хранителем и всегда удивлялась, как она все про меня знает, как может угадывать мой «прилёт» в Каменку. Хотела иногда сюрприз для семьи сделать и приехать неожиданно, но как только выходила из самолета, всегда бабушка с палочкой уже стояла и встречала меня в аэропорту.   

       Совсем недавно, в конце июля, Мезень посетил   митрополит Архангельский и Холмогорский Даниил. На литургии в Богоявленском храме помянули всех служивших в нем   на протяжении долгой истории его существования. Обращаясь к прихожанам, Владыка, в том числе, говорил о беспамятстве и равнодушии народа, допустившего кровопролития среди своих соотечественников в середине 20 века. Болезнь равнодушия и беспамятства разъедает наше общество и сегодня.

     Наш долг собирать для потомков   воспоминания, сохранять их, передавать историю своей семьи, историю духовного сопротивления народа против безбожной власти, последствия которой мы особенно переживаем сегодня.

       Обратимся к истории. О духовной жизни Мезенского уезда нам никогда не рассказывали ни на уроках в школе, ни в прессе. Поэтому, когда перебираешь архивные документы, диву даешься тому, как многого мы не знали.   Не знали, например, что когда-то при храмах были крепкие общины и даже братства, которые заботились о благоукрашении храмов, о просвещении церковного народа, занимались благотворительностью. У церкви было много полномочий, трудно было священнику одному на селе справляться с этим, вот и собирал он народ божий на дела праведные.

       В 1897 году в селе Нисогора Мезенского уезда по инициативе благочинного священника о.Фёдора Смирнова и настоятеля церкви о.Алексея Ильинского родилось СВЯТО-ТРОИЦКОЕ БРАТСТВО. о.Фёдор писал в своих воспоминаниях о Севере: «Около 20 лет прошло со времени начала моего пастырского служения в Мезенском крае. … теплы и просты там сердца людские, почва для сеяния доброго, разумного, вечного там самая благоприятная и благодарная для пастыря церкви».

        о.Алексея очень заботило, что падает нравственность прихожан, плохой пример детям показывают, девочек в школу не отпускают. Слышал он, что создаются на приходах братства, и предложил на собрании прихожан создать таковое, чтобы в едином союзе бороться с пороками на селе. «Крестьяне, бывшие на собрании, сознавая справедливость сказанного, совместно с приходским причтом согласились учредить братство в составе 8 человек из лучших и почтенных возрастом местных жителей под председательством приходского священника, что тогда же и исполнили. Обязанности братчиков тут же были разъяснены. Выбранные лица согласились поступить членами братства охотно».

        Устав братства гласил, что число членов его неограниченно, и «всякое новое почтенное лицо изъявившее желание послужить, примется в состав братства с искренней и радушной любовью». (Согласно документов архива, это братство существовало более 10 лет). ГААОФ29.О.2т6.Д.686                                                                 Положительный пример общинно-братской жизни в Мезенском крае показывали старообрядцы. Старообрядческие общины на поморье были весьма крепкими. Для мезенских приходов это была проблема номер один. Зачастую православные храмы в Койде и Сёмже пустовали. Духовенство Мезени и епархиальные миссионеры путем бесед и диспутов пытались изменить ситуацию. В 1903 году в Сёмжу приезжал священник миссионер о.Пётр Павловский (будущий епископ Павел Павловский, новомученик и исповедник Российский, расстрелянный в 1937 году), при участии благочинного о.Алексея Ивановского и священника Кузнеце-Слободского прихода, к которому был приписан Сёмженский приход, а также о.Павла Шангина, он провел 3 беседы со старообрядческим начётчиком А. Старковым. Интерес к беседам у народа был большой: собралось до 100 человек из Сёмжи, Мезени и мезенских лесопильных заводов. Беседы продолжались по нескольку часов, но должного результата   не дали, собеседники остались при своих мнениях.

       Это послужило предпосылкой того, что в 1906 году в Малой слободе родилось Кузнеце-Слободское братство при храме Спаса Нерукотворного. Отец Павел Шангин обратился к прихожанам с предложением создать на приходе братство.   «Главная цель братства, - говорил он, - та чтобы всем нам, пастырю и пасомым, составить одну дружную семью… Посмотрите на хорошую, дружную, благочестивую семью… Вот наподобие такой семьи будем стараться и мы устроить наш приход, к этому будем направлять деятельность нашего братства. Теперь у нас большею частью каждый знает только сам себя, а до других ему и дела нет.   Иной не может, например, никак выбраться из бедности, скорее осудят его в лености, а не постараются помочь встать на ноги. И во всех прочих отношениях у нас больше замечается осуждение да пересуды. Но такие отношения не христианские; отношения христиан друг к другу, особенно в одном приходе, должны быть настолько тесные, как тесно связаны разные члены в одном теле».      

      Члены братства заботилось об улучшении чтения и пения, способствовали образованию хора… и устройству общего пения в храме. Открыли братскую библиотеку. Заботились об искоренении сквернословия и пьянства. В уставе братства говорилось: «Члены Братства могут устраивать в своих домах, церкви, училище, и вообще где окажется удобным собрания, для ведения домашних бесед, для взаимного назидания, под руководством священника, путем чтения и толкования Священного писания … и других вероучительных книг, а так же заботятся о распространении книг, как православным, так и старообрядцам, о чтении вслух неграмотным. Члены братства заботятся о бедных прихожанах, помогая им деньгами¸ вещами, предоставлением приюта¸ всякими видами помощи». (Архангельские епархиальные ведомости 1906, №9).

      В 1918 году в Архангельске закрыли все духовные учебные заведения, на что мезенские священники и миряне написали письмо-протест.

«…Мы ниже подписавшиеся, духовенство и члены приходских советов Мезенского собора и Кузнецеслободского прихода в общем собрании сего числа постановили выразить решительный протест против насильственного захвата Советской властью в г. Архангельске духовно-учебных заведений епархии нашей, рассадника духовного просвещения края, оттуда выходили в народ наставники и проповедники православной веры и учители, например великий светоч православия о. Иоанн Сергиев Кронштадтский». (Архангельские епархиальные ведомости №14, 1918).  

      С 1920 года все храмы в стране стали принадлежать государству. Общинам верующих их отдали в так называемое, « безвозмездное пользование». Священников лишили всех прав,   семьи их были, как правило, очень большие, содержание полностью легло на приход. Ежегодно приходской совет должен был отчитываться перед властями, производить опись церковного имущества в присутствии представителя власти и подавать списки верующих прихожан. В стране действовали общества воинствующих безбожников. Кстати, очень подробно о «культурной революции» в Лампожне рассказывает в своих воспоминаниях наш краевед В.И.Попов. Как комсомольцы готовили и проводили антирелигиозные вечера в бывшем доме священника, отнятого у него под школу. Обычно проводили их в канун Пасхи и на Троицу. Автор воспоминаний пишет: «Это была первейшая задача партии и комсомола - оторвать народ от религии, этого «опиума для народа».

     В 1927 году в Богоявленский собор епископом Архангельским и Холмогорским Антонием (Быстровым) был назначен священник о. Михаил Бурмакин. Собор принадлежал в то время обновленцам(священникам, сотрудничавшим с новой властью). Благодаря усилиям о.Михаила и вновь избранного церковного совета обновленческий настоятель собора был отстранен от церковных дел и собор перешел в руки тихоновцев.

     Документы Мезенского архива нам говорят, что до 1929 года списки верующих в Мезенском приходе были достаточно большие. Так, договор с верующими от 12 октября 1928 года содержит 174 подписи. Для меня стало находкой, что в Богоявленском соборе г. Мезени Священное писание имелось   не только на славянском языке, но и на русском 1876 года издания и даже на финском языке. А так же Евангелия на славянском и русском языках. Это говорит о том, что при чтении Евангелия использовали в богослужениях русский язык. Несколько раз в год с разрешения властей и местной милиции проводились крестные ходы из Лампожни, из Мезенского собора в Зааккакурье, на Иньков ручей, в Малую Слободу.   

     В 1929 году ситуация в Мезени по отношению к церкви резко изменилась. В связи с постановлением ВЦИК от 8 апреля 1929 г. «О религиозных объединениях» и инструкцией НКВД от 1 октября 1929 года «О правах и обязанностях религиозных объединений» район деятельности объединения ограничился. По новым правилам район деятельности объединения должен распространяться только на г.Мезень (Большая слобода). В этом же году в Мезень было сослано со всей страны большое количество духовенства и монашествующих.

     С приходом в Мезенский собор о.Михаила Бурмакина борьба с обновленчеством усилилась, и с помощью ссыльного духовенства вскоре во всех приходских церквях района служили священники-тихоновцы. Власти этого простить не могли, начались открытые гонения на церковь и расстрелы священников и прихожан.

     Настоятель Богоявленского собора Бурмакин Михаил Константинович в феврале 1930 года был арестован, 23 апреля 1930 года расстрелян в возрасте 43 лет, несмотря на то, что в семье его было 7 детей. В один день   с ним, 23 апреля, в Мезени были расстреляны еще два человека: 38-летний Шангин Иван Евгеньевич, уроженец Кемского уезда, сын дьякона, трудился регентом в приходской церкви г. Мезень, пел в хоре. И Малыгин Василий Ефимович (55 лет), из с. Койда. Председатель церковного совета   старообрядческой церкви. В мае того же года расстрелян священник Козьмогородского прихода Раевский Никанор Григорьевич (65 лет). Ни родным, ни прихожанам об этом   не сообщалось.

     Богоявленский собор в связи с отсутствием священника закрыли, но 23 марта 1930 года по просьбе культа верующих храм снова открыли (было собрано более 50 подписей). На приход был назначен новый священник, которого тоже вскоре арестовали.

    В 1933 году Богоявленский собор был закрыт окончательно, обезглавлен, переделан под клуб. В 1935 году принято решение о сносе Рождественской церкви, как не представляющей архитектурной ценности, чтобы освободить место для закладки городского сада.

      27 июня 1935 года в клубе, бывшем Богоявленском соборе, открыли звуковой кинотеатр. Показали фильмы «Частная жизнь Петра Виноградова» и «Три песни о Ленине», 11-12 июля смотрели комедию «Веселые ребята».   А в это время в городе продолжались аресты и расстрелы людей за то, что они верят в Бога. Об этих людях еще предстоит рассказать.

     В 1999 году здание бывшего храма снова было передано церкви. В Мезень   был направлен настоятелем несуществующего еще собора о.Михаил (Ходунов). Перед ним стояла не простая задача - вернуть Богоявленскому собору его прежнее имя. Но главное - нужно было создать при храме общину, группу единомышленников, верующих людей. Это было не просто, но о. Михаил справился.

      Более трудную задачу определил для себя другой священник, о. Алексей (Жаровов) - вернуть Богоявленскому собору его прежний облик. Врач по специальности,   он всем сердцем полюбил Мезень и прослужил здесь более 10 лет, до конца своей земной жизни.   Изучая историю Мезени, историю церкви, познав, что земля мезенская имеет своих новомученников и исповедников веры Христовой,    вся деятельность которых так или иначе связана с Богоявленским храмом, он решил восстановить здание, вернуть ему прежний облик. Память о пострадавших за веру нужно воскрешать, а храм, который строили на века, послужит еще долго.

       И верил о.Алексей, что найдутся люди, которые его поддержат, помогут. И такие добровольцы нашлись. В газете, в сетях Интернет, ВКонтакте о.Алексей писал о том, как продвигаются дела по восстановлению здания. И дела продвигались, медленно, но продвигались. И колокола установили, и звонарь свой нашелся. Только не стало о. Алексея. На 54-м году отошел он ко Господу.   С 2015 года приостановилось восстановление собора.

      Но не меньше чем о соборе заботился о.Алексей о душе каждого человека. Район наш большой и труднодоступный. Добираться в глубинку совсем не просто, но он это делал. Не обходил вниманием и мою родную Каменку. Этот рабочий поселок самое молодое поселение в Мезенском районе. Он рос одновременно со строительством завода. Народ в нем съезжий. Храма в поселке не было, но вера в людях жила. Стоял в лесу, далеко от поселка, крест поклонный и верующие совершали туда паломничества. Позднее, когда гонений на церковь уже не было, появилась   в лесу часовенка и новый крест, уже ближе к поселку. Установила его семья Коротаевых. Долгое время это было единственное место, куда можно было придти помолиться, поставить свечу. Отец Алексей нашел время посетить ту часовню и своим присутствием освятил её.         ( фото)

         Позднее в Каменке, в самом центре поселка, установили новую часовню. Благодаря старанию небольшой общины она стала очень уютной. Каждую субботу и воскресенье двери ее открыты для всех желающих. Ложатся на сердце строки из песни поэта- песенника, моего земляка Владимира Шишова. «В часовне маленькой такой, с тобой, любимый мой поселок

                                            Я помолюсь за упокой тех, кто мне был когда - то дорог.

                                            Ну а потом зажгу свечу и помолюсь за процветанье.

                                            Я очень этого хочу, исполни, Господи, желанье».

     Желанием о.Алексея было сделать часовню более просторной. Не раз он говорил и о строительстве церкви. Для такого большого поселка, отрезанного от районного центра капризной рекой с приливами и отливами, и храм нужен, и священник свой. 23 сентября - день памяти Алексея Викторовича Жарового.

       Сегодня событием для района является начало строительства нового храма в г. Мезень. Это инициатива нового священника о. Николая (Табашникова). Хотелось бы пожелать о. Николаю Божьей помощи на собирание крепкой общины, людей верующих, готовых на это благое дело. Ну и, конечно, всем миром завершить начатое о.Алексеем благоустройство Богоявленского собора, ныне действующего уютного храма. Нужно восстановить святое святых - алтарь. Поменять протекающую крышу над ним, придать зданию ухоженный вид. Дел много. Каждый человек в районе в дань памяти о своих предках, о пострадавших за веру земляках, может внести свою лепту, кто рублем, кто конкретными делами.

      Жаль, когда видишь, как мельчают люди, поставившие во главу жизни своей наживу. За каждое доброе дело ждут материальной платы, оправдывая свои поступки тем, что, якобы, все так делают. А Господь смотрит на нас с высоты небес, стучится в сердца наши, и ждет, когда же мы их отворим.

Надежда Макурина.


Карта убитых дорог
Карта ликвидации несанкционированных свалок в Архангельской области
Правительство Архангельской области
Пресс-центр Правительства Архангельской области
Мезенский район
1Подписка
Год памяти
Год памяти 2
Погода на сегодня
Предложите новость

Продолжая использовать наш сайт, Вы даете согласие на обработку технических файлов Cookies.