ЗЕМЛЯКИ
9:45 / 04 марта 2020
115

«Великий счастливец»

Под таким названием в издательстве «Кира» в прошлом году вышла книга Сергея Доморощенова («Биография Фёдора Абрамова»,   «К столетию со дня рождения писателя 1920 - 2020»). Издана она на грант губернатора Архангельской области на реализацию проекта в сфере культуры и искусства в 2019 году.

Книга получилась весомая – 477 страниц.   Для понятия названия книги можно привести такую цитату автора: «Великим счастливцем называл себя Абрамов, потому что не погиб на Великой Отечественной войне. Великим счастливцем он был и потому, что познал читательскую любовь. Любят его и поныне. Имя Абрамова давно вошло в историю литературы и в литературу».

Хочу кратко рассказать читателям об авторе книги. Сергей Николаевич родился и жил в Архангельске, окончил среднюю школу, в 1975 году - факультет журналистики Ленинградского университета. По распределению обкома КПСС стал работать в нашей районной газете «Север» корреспондентом, с 1981 года - заместителем редактора, потом редактором, поэтому хорошо известен в Мезенском районе. С 1990 года он уже являлся собкором областной газеты «Правда Севера» по Мезенскому и Лешуконскому районам, позднее - заместителем редактора газеты «Правда Севера». Он автор многочисленных публикаций не только в областной газете, но и в различных журналах и альманахах, краеведческих сборниках. Интервью со многими известными людьми публиковались в четверговой толстушке постоянно, и собралась даже потом книга из них. Сергей Доморощенов - победитель областного конкурса «Лучший журналист года» (1997, 2002 г.), лауреат Всероссийского конкурса «Спасибо тебе, солдат» (2007 г.), лауреат конкурса «Золотое перо» областного отделения Союза журналистов России (2010 г.). Ему присвоено звание Заслуженного работника культуры (2006 г.). После издания нескольких книг был принят в Союз писателей (2008 г.), вышел в литераторы из журналистов, газетчиков. Кстати, его книга о Фёдоре Абрамове является пятнадцатой по счёту. С 2010 года он является заместителем редактора газеты «Пенсионерская правда».

Но было и иное. Будучи редактором газеты «Север» Сергей Николаевич запустил в печать большой очерк писателя В. С. Маслова «Саша Пыя и другие», а сам уехал в командировку в Новгородскую область. После возращения началась «накачка» в райкоме партии, сначала секретарями, потом на расширенном бюро райкома. Обвиняли редактора в политической близорукости, незрелости, нарушении принципа партийности печати. На партийном собрании редакции ему объявили выговор, причём все партийцы подняли руки, хотя не были согласны с такой оценкой происшедшего. Подробнее можно об этом почитать в книге рассказов Сергея Доморощенова «А зима будет большая» (Архангельск. 1999 г.) В его книге «Наследство» (Мезень. 1992 г.) под очерком «И разрушитель, и созидатель» про ссыльного А. Эдемского, который 1 апреля 1883 года начал в Мезени метеонаблюдения, имеется пометка: «Этот очерк написан в соавторстве с В. Ружниковым». В газете «Север» в семи номерах в апреле – мае 1991 года опубликован наш совместный материал «Мезень, младшая сестра». В газете «Правда Севера» от 17 сентября 1991 года напечатан наш совместный очерк «Где-то в Архангельской губернии» также про А. Эдемского. В период работы Сергея Николаевича в газете «Пенсионерская правда» мы часто общались, так как я был постоянным автором газеты, всегда, бывая в Архангельске, заходил в редакцию.

На первых страницах его новой книги «Великий счастливец» описана полная родословная семьи Абрамовых. Приводится такой пример: в один из неурожайных годов прапрадед писателя Фёдор Маркович как один из поверенных от Веркольской волости обратился с письмом к императору Александру 1 за помощью прислать хлеба. Просьба поверенных была услышана властью и «В начале 1811 года в Мезень и Пинегу рожь завезли». Автор сразу сравнивает дело прапрадеда с делами праправнука: «Слово его праправнука до власти тоже доходило, так как произведения Фёдора Александровича становились явлением не только литературной, но и общественной жизни».

О Фёдоре Абрамове я много читал публикаций разных авторов, даже писал материалы для нашей районки, но из книги Сергея Доморощенова узнаю такие удивительные подробности, каких не знал, и которых не было до этого нигде опубликовано.

О детских и школьных годах Абрамова написано и сказано много. В семье Александра Степановича и Степаниды Павловны (Заварзиной) было четыре сына и дочь, двое детей умерли в младенчестве. В 1922 году семья осталась без отца, старшему сыну было 15 лет, младшему Фёдору шёл второй год. А в хозяйстве была всего одна корова на такую большую семью. Мать – неграмотная крестьянка - так мудро повела хозяйство, что у них перед образованием колхозов, благодаря неустанному труду всех членов семьи, уже было много скота, как говорилось тогда, они выбились в середняки. Этот труд на благо семьи выковал твёрдый характер будущего писателя. Положение середняков, однако, негативно повлияло на его дальнейшую жизнь. В начальной школе (единой трудовой школе первой ступени) Фёдор учился с 1928 по 1932 годы и закончил первым учеником, но в 5 класс взяли не сразу – социальное положение мешало.   «Не помогло даже то, что отец на Гражданской воевал за красных», так написал автор. И всё же зимой Федя стал дальше учиться в деревне Кушкопала, где в ту пору жил его брат Николай (счетовод колхоза) с семьёй.

Одноклассники отмечали, что Абрамов на уроках был внимательным, очень много читал книг русских и иностранных авторов. В Карпогорской средней школе в шестом классе он оказался в середине учебного года. В 1937 году ему, ученику 9 класса, была определена стипендия им. Пушкина, «как лучшему ученику школы по учёбе и знанию творчества Пушкина». В десятом классе такая же стипендия была поделена им с другим учеником. Ещё учась в 8 классе, Фёдор Абрамов стал сотрудничать с пинежской газетой «Лесной фронт», где было у него шесть публикаций. В марте 1937 года в этой же газете напечатано его стихотворение по поводу смерти Серго Орджоникидзе. В те годы он сдал нормы «БГТО», «Ворошиловский стрелок», «Готов к противовоздушной и противохимической обороне». Выпускник Карпогорской средней школы Фёдор Абрамов получил аттестат с отличием и поступил учиться на филологическое отделение Ленинградского университета.

Много места в книге уделено учителю Алексею Фёдоровичу Калинцеву, нашему земляку, который после окончания Тотемской семинарии стал преподавать в деревне Мелогора, до него там сменилось в школе 4 учителя. По его предложению в соседней Целегоре построили Народный дом, в котором были организованы хоровой, музыкальный и драматический кружки. Алексей Фёдорович читал и хранил запрещённую литературу, общался с политическими ссыльными. После визита жандармов и обыска в доме Калинцева отправили в Кучкас Пинежского уезда, а потом в Карпогоры. После его отъезда культурная жизнь в Целегоре заглохла. За годы учительства Калинцев преподавал химию, биологию, географию, астрономию, немецкий язык. Фёдор Александрович так отзывался о любимом учителе: «По уму, живому, разностороннему, по нравственному началу и чистоте мог бы украсить университетскую кафедру». Однако в 1938 году Калинцев был арестован и приговорён к семи годам лишения свободы, умер 18 февраля 1941 года от туберкулёза в колонии. В 1981 году Абрамов обратился в КГБ с ходатайством о реабилитации Калинцева, и 8 июля того же года суд реабилитировал учителя.

В июне 1941 года студент 3 курса Ленинградского университета участвует в строительстве рубежей на Карельском перешейке, после возращения в город записывается в народное ополчение. В бою Абрамов за пулемётом. Батальон на окраине Старого Петергофа немцы разбили, остатки вышли в Новый Петергоф. Потом снова бои, в которых 24 сентября его ранило. Почти два месяца лечился в госпитале в связи со сквозным ранением левого предплечья. В ноябре опять на Ленинградский фронт. 28 ноября снова ранение разрывной пулей обеих бёдер с повреждением кости. Есть несколько версий, как похоронная команда случайно спасла его почти не подававшего признаков жизни. «В госпитале обнаружили, что подошвы его ботинок срезаны пулями».   «Фёдору Абрамову было плохо не только от голода: ранения тяжёлые, он впадал в беспамятство. А в госпитале становилось холоднее – не топили. Лежать на кровати пришлось в рукавицах, в солдатской шапке-ушанке, заваленным двумя матрацами поверх одеяла».

В феврале 1942 года по льду Ладоги его удачно переправили на «большую землю», а две другие машины, что шли впереди и позади, утонули. После лечения в госпиталях Вологодской области Абрамов получил трёхмесячный отпуск и приехал на Пинежье, в Верколу. Ходил с трудом с палочкой, своими глазами видел, как надрывались земляки на колхозной работе, трудился рядом с ними, позднее все эти впечатления вошли в его произведения. Работал учителем литературы в Карпогорской школе. В июле он стал заместителем политрука роты в 33-м запасном полку в Архангельске, с февраля 1943 года - курсантом пулемётного училища, а в апреле в звании старшего сержанта поступает в особый отдел НКВД по Архангельской области. Был помощником оперативного оперуполномоченного, следователем, старшим следователем, в июне получил офицерское звание – младший лейтенант. С осени 1943 года Абрамов участвует в радиоиграх с разведками Германии, чем очень гордился, успех их способствовал сохранению жизней многих наших солдат.

В марте 1944 года Фёдор Александрович принят в кандидаты члена партии, а через год стал членом ВКП (б). За успехи в службе, за лучшие показатели работы следователь Абрамов был награждён часами. День Победы он встретил уже в Карелии. В октябре по ходатайству ректора ЛГУ Фёдор Абрамов был уволен из кадров армии, аттестован отлично, награждён медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», орденом Отечественной войны 2 степени.

Вновь началась студенческая жизнь. В декабре 1946 года в газете «Ленинградская Правда» была напечатана фотография Абрамова, как лучшего студента ЛГУ. В июне 1948 года он защищает дипломную работу по творчеству Горького и поступает в аспирантуру, а ему только 28 лет. Аспирантура окончена в 1951 году, в ноябре прошла успешная защита диссертации на тему «Поднятая целина» М.А. Шолохова и тема коллективизации в советской литературе 20 – 30 годов». Абрамову предлагают работу в обкоме партии, но он отказывается и остаётся работать в университете. После защиты диссертации им с женой Людмилой была выделена комната в коммунальной квартире   с печным отоплением во дворе университета. В этой коммуналке они прожили около 8 лет. Причём Людмила была вынуждена жить и работать в Минске. Поскольку во время войны она находилась на оккупированной территории, то проживать в Ленинграде ей было запрещено.

В эти годы Абрамов начинает писать роман «Братья и сёстры». Основная работа над романом закончилась в августе 1955 года, доработка длилась до лета 1957-го. Затем рукопись под псевдонимом Фёдор Верколов, попала в редакцию журнала «Октябрь», где её, в общем-то одобрили, но посоветовали ещё доработать. Абрамов отказался и отнёс в редакцию журнала «Нева». Автору пришлось скрываться под псевдонимом потому, что в апрельском номере журнала «Новый мир» в 1954 году была опубликована первая статья Абрамова «Люди колхозной деревни в послевоенной прозе», в которой было сказано, что деревня «в ряде случаев изображалась…односторонне и в приукрашенном виде». Пример тому - кинофильм «Кубанские казаки», который видели все люди того поколения. В наше время никто с этим спорить бы не стал, но тогда статья наделала много шума, была воспринята как клевета, критиканство. Но автор выстоял и вышел на более высокий уровень. В 1958 году неожиданно для многих роман «Братья и сёстры» был напечатан в журнале «Нева», через год в «Роман-газете», потом издали его отдельной книгой. В 1959 году Абрамов оставляет работу в университете и полностью посвящает свою жизнь литературе. После написания последующих романов «Две зимы и три лета», «Пути-перепутья» получилась трилогия, которая в 1973 году вышла отдельной книгой под названием «Пряслины». Через год автор был удостоен Государственной премии СССР.

Пересказать всё содержание объёмной книги Сергея Доморощенова невозможно, да и не нужно, каждый, кто возьмёт её в руки, прочитает внимательно, сам выделит важные для себя страницы и сам оценит труд автора. Далее в большей части книги раскрывается смысл творчества писателя Абрамова, его борьбу за правду и честность в литературе, за отражение настоящей жизни народа, что в те времена было архисложно обеспечить из-за   строгости цензуры и косности чиновников от литературы.

В первом номере журнала «Нева» за 1963 год была напечатана повесть Ф. Абрамова «Вокруг да около». Критики так и не смогли определить жанр этого произведения, но резонанс произведения был огромным по стране. Автор подвергся оглушительной критике, а главного редактора журнала освободили от должности. Повесть обсуждалась даже в ЦК партии и вызвала недовольство Н.С. Хрущёва. Восемь месяцев продолжалась жуткая травля писателя на страницах газет и журналов, в выступлениях на всевозможных конференциях. Ни одно издательство не хотело больше иметь с ним дел, боялись реакции властей. И только после Пленума ЦК в марте 1965 года тон критики изменился, тревога писателя за дела в сельском хозяйстве страны была признана. Хотя реабилитация повести шла осторожно и медленно. А вот мнение простых людей об этой повести: «Это одно из самых мудрых, мужественных произведений о колхозной жизни».

Произведения Фёдора Абрамова издавались не только в странах соцлагеря, но и в капиталистических государствах – в Финляндии, во Франции. Издательства стран приглашали автора в гости для встреч с читателями. В 70-е годы он познакомился с жизнью десятка социалистических и капиталистических стран, в том числе Японии, ГДР, Финляндии, США, и сделал такую запись в дневнике: «Тот социализм, который есть, не приемлю. Но в то же время без социализма нет жизни». В США его поразили высокий экономический уровень, деловитость и в то же время духовная нищета и невежество, о котором до этого не подозревал. «Русский народ – поистине великий народ» - так считал Ф. Абрамов.

29 февраля будет отмечаться знаменательная дата - 100-летие со дня рождения Фёдора Александровича Абрамова - широко известного северного писателя, настоящего праведника, истинного интеллигента, человека большой культуры. Абрамов - писатель единодумный, он всегда был верен себе в осознании окружающей жизни, в своих суждениях, и взглядов своих никогда не менял, не подстраивался под политическую ситуацию. Главное в его публицистике это всегда проблемы в жизни народа. Критика им недостатков не была ёрничаньем, глумлением над ними, а наоборот горячим стремлением поднять жизненный и нравственный уровень народа, исходящим от самого его беспокойного за народ сердца. Это был настоящий радетель о жизни и процветании народа русского.

18 мая 1983 года (на пятый день после смерти) Фёдор Александрович был похоронен на родине. Проводить его в последний путь пришли не только земляки, но и посланцы из Москвы, Ленинграда, Мурманска, Архангельска, Сибири. Звучали слова скорби, благодарности и признательности. Над Верколой пролетел самолёт и помахал крыльями, значит, лётчики знали об этом событии. Стоял солнечный день, появлялась робкая ещё зелень на деревьях, а пара журавлей кружилась над весенней землёй и курлыкала на всю округу от радости прибытия в родные места. Всё вокруг говорило о том, что хоронят действительно истинного праведника.

Нынешнему поколению крайне необходимо читать и перечитывать романы, повести, рассказы, публицистику и всё, что написано рукой Фёдора Абрамова. Книг автора много в библиотеках района. Кому-то, может быть, удастся увидать постановки по его произведениям в театрах. В мире его героев можно, пожалуй, всегда найти ответы на многие вопросы такой неоднозначной нынешней жизни. А мужеству же писателя в отстаивании своего мнения можно искренне позавидовать. Как же не хватает таких писателей в сегодняшней жизни.

Виктор Ружников.


Похожие материалы

Карта убитых дорог
Карта ликвидации несанкционированных свалок в Архангельской области
Правительство Архангельской области
Пресс-центр Правительства Архангельской области
Мезенский район
1Подписка
Год памяти
Год памяти 2
Погода на сегодня
Предложите новость

Продолжая использовать наш сайт, Вы даете согласие на обработку технических файлов Cookies.