ЖИВЁТ МОЯ ДЕРЕВНЯ
10:53 / 26 февраля 2020
718

Чем живёшь - кормишься, Карьеполье?

Не буду скрывать – в путь – дорогу меня позвало не только журналистское любопытство. Я знала, что в Карьеполье едет словацкий фотограф Марсель Ребро, победитель многих престижных международных фотоконкурсов. Он был там в прошлом году вместе с коллегой, я видела в интернете их изумительные фотоснимки из той поездки и знала, что в их планах на этот год – снять фильм. Но внесла коррективы погода, Марсель приехал один, чтобы продолжить фотопроект. Я объединила интерес и к проекту Марселя, и к Карьеполью. О проекте и Марселе – отдельно. Тема этого репортажа - Карьеполье.

«Мы географически удачно расположены»

Если вы никогда не были в Карьеполье, вам очень не повезло. Деревня с аутентичными, как сейчас принято говорить, то есть подлинными северными крестьянскими избами расположена среди лесов на берегу речки Шава. На многих домах висят таблички о том, что они – памятники градостроительства и архитектуры регионального значения. Но эта красивейшая деревня нашего района ловко спрятана от дорог.

Расположена в 35 километров от Совполья. Вроде бы рядом, но… Дороги к ней нет совсем. Летом можно доехать только с помощью лодки, зимой – только с помощью снегохода. Попасть в Архангельск жителям Карьеполья проще, чем в Мезень, от которой они отделены дополнительными к местным речными преградами. Но речка Шава у Карьеполья, по мнению местных жителей, - особенная, отличается тем, что лёд на ней тает гораздо быстрее, чем на других мезенских реках, из-за наличия в воде минеральных взвесей. Так что Шава больших хлопот карьепольцам не приносит.

Самый нужный, а значит, и популярный вид транспорта в этой деревне – снегоход. Желательно отечественный, «Буран», он надежнее. Снегоход – почти у каждого дома в Совполье. Выход на трассу Мезень – Архангельск, эти самые 35 километров, жители деревни сами и накатывают снегоходами. В этом году 35 километров преодолеваются примерно часа за два: из-за тёплой погоды снегоходный путь весь, как стиральная доска, - не разгонишься.

Один из жителей рассказал, что его личный рекорд преодоления 35 километров дороги – 1 час 05 минут. Он был поставлен тогда, когда пришлось везти младенца в 40-градусный мороз.

Видели бы вы глаза иностранца, когда карьеполец совершенно серьёзно ему говорил: «Мы географически удачно расположены. А вот съездили бы вы в Пезу…».

Но нет, сложно понять иностранцу нашу суровую логику, когда он точно знает, что дороги есть даже в Гималаях. Сами карьепольцы искренне считают, что они живут, как у Христа за пазухой. Интересный факт – в Карьеполье никогда не было … крыс. Несмотря на то, что в советские годы продукты завозились баржами на целый год, и разгуляться им было где. Интернет приводит пример такого же места в Республике Коми, местные объясняют это факт наличием глины красного цвета, в ней много киновари – минерала с примесью ртутной руды, которая и может отпугивать крыс. Может, такая же земля и в Карьеполье?

Ещё удивительный факт – пример из разряда «как заработать, ничего не делая». Карьепольцы для всех своих нужд пользуются водой из ручьёв. Водоколонка, единственная на всю деревню, работает только летом, потому что зимой она замерзает. Однако карьепольцы исправно получают квитанции на воду. У некоторых – до трёх тысяч рублей в месяц. Это всё равно, что положить шапку посреди деревни, куда люди будут ежемесячно кидать деньги, - такое сравнение для этого явления подобрал один из моих собеседников. В год, судя по квитанциям, около миллиончика с деревни вполне себе получится.

Когда это материал готовился к печати, стало известно, что в деревню приезжали председатель районного собрания депутатов Фёдор Личутин со специалистами районной водоснабжающей организации и главой Совпольского поселения Александром Поповым. Так как колонка в деревне нужна, хотя бы пожилым жителям, решили на сходе, что её нужно отремонтировать и исправно содержать в дальнейшем. Но и за неработавшую деньги надо всё же заплатить.

Локальное экономическое чудо.

А теперь о главном. В Карьеполье проживает всего 50 человек, нет регулярной и привычной для нас в виде автомобилей транспортной связи с «большой землёй». Казалось бы, в таких объективно сложных условиях вести какую-либо хозяйственную деятельность невозможно. Тем удивительнее, что в этой маленькой деревушке эффективно работают крестьянско-фермерское хозяйство с табуном лошадей и коровами, а также личная свиноводческая ферма. Все вместе они обеспечивают натуральными, свежими сельхозпродуктами не только жителей своей деревни, но и Совполья, посёлка Каменка и даже районного центра. Как? Как, если под боком у властей, практически на дороге загибается одно хозяйство за другим? Ну, ещё ни один экономист экономическое чудо толком–то и не объяснил. И мне этого не сделать. Могу только рассказать, что сама видела.

Пример первый: Как вести бизнес, не отходя от телефона.

Александр Мельников – коренной карьепольец. Мы знакомы с ним со времён совместной работы в финском проекте по переработке оленьих шкур. Александр – индивидуальный предприниматель. Чаще всего руководить бизнесом ему приходится прямо из Карьеполья, по телефону. Бизнес у него – ответственнее некуда. Во-первых, это хорошо всем нам известное кафе «Хуторок». Во-вторых, у Александра магазины в Карьеполье, Совполье и Сояне, он отвечает за обеспечение продуктами и товарами первой необходимости жителей этих населённых пунктов. В-третьих, в двух из них: в Карьеполье и Сояне - он же отвечает за хлебопечение. Не сможет найти пекаря, не завезёт вовремя муку, не обеспечит пекарню дровами – и всё: останутся люди без хлеба. Перечислять все виды его деятельности легко и быстро, а как всё это заставить крутиться и работать в реальности, знает только он сам. Один только маленький, но существенный факт – дорогу на Сояну и на Карьеполье, чтобы завезти продукты, муку, дрова «топчет», как говорится, сам. Завоз топлива для электростанции в Карьеполья – тоже его зона ответственности. Помогает он и в заготовке дров односельчанам.

Нет у него по этому поводу ни пафоса, ни понтов. Голоса не повышает, руками не машет, власть не критикует – то ли времени нет, то ли надобности в этом.

Несколько лет назад Александр завёл ещё и личное подсобное хозяйство. Он разводит свиней. Построил две фермы – в Совполье и Карьеполье. Хотел грант на хорошую сумму взять для их строительства – не срослось. Взял только на 250 тысяч рублей, это мелочь в строительстве, хватило на закупку части стройматериалов. За грант давно отчитался. Породистых свиней покупал на свои средства. Ферму в Карьполье обслуживают силами семьи. А в Совполье держат помогает нанятый по договору работник.

Конечно, спрос есть не только на свинину, люди готовы купить и поросят на содержание, но Александр поросят не продаёт.

Всё это хозяйство требует постоянного присутствия «здесь и сейчас», хотя многие полномочия делегированы членам семьи.

Кроме того, в хлебосольном доме у Мельниковых постоянно гости. Прежде всего, конечно, дети со внуками. Ну, это само собой. Но и без них гостей хватает, в том числе и издалёка.

Места, внимания хозяев всегда хватает всем. Накормить, в бане намыть, спать уложить, техникой для разъездов обеспечить – и это тоже всё устроено так, как будто получается само собой. Вот пример. В 2014 году в дом пожаловали 10 гостей из русско-финского проекта, в том числе несколько финнов, один из которых – крупный бизнесмен, монополист в Европе в части переработки оленьих шкур. Все они с большим удовольствием и комфортом прожили в Карьеполье почти неделю, заодно решив и множество вопросов по развитию своего бизнеса. А Марсель Ребро признался мне по пути в Карьеполье, что он счастлив своему знакомству с Александром.

Пример второй: Мясо есть? – Мясо есть! 

Дом, где живёт Олег Титов, в Карьеполье легко узнать - рядом сельхозтехника, сани для перевозки лошадей, добротные сараи.

У Олега – крестьянско-фермерское хозяйство, коих в районе осталось только пять. Его – самое старшее.

Как он говорит, все удивляются, что он до сих пор на плаву, ведь большинство из тех, кто начинал в районе фермерство одновременно с ним, давно «загнулись». И ему крах предсказывали практически с тех пор, как он начал заниматься крестьянством в лихие 90-е годы, когда рухнул совхоз. У него в запасе несколько историй об этих годах, например, о том, как почти чудом, сложным обменом, он добывал для электростанции в деревне дизельное топливо. В 90-е годы у него на сенокос выходило больше 50 работников, сейчас столько всего проживает в деревне. В основном спасали его тогда женщины и дети – как в войну. Сегодня на сенокосе достаточно трёх человек и надёжной техники. Более того, запасом заготовленного сена хозяйство Титова готово делиться и с долгощельским колхозом, где сено вынуждены заготавливать «врукопашную», как метко выражается Титов. Олег искренне считает, что долгощельцы с сенокосом больше мучаются, чем получают, и хвалит их: «Молодцы они!». Эх, видел бы он, какие у нас по реке Мезени луга зарастают!

Тогда же, в 90-е, он часто слышал фразу «Подождите немного, потерпите, помощь придёт». Не пришло никакой особой помощи со стороны, надеяться приходилось только на себя. Это и закалило.

Когда по всей стране ввели систему «Меркурий», хозяйство Титова было единственным в области, кого освободили от регистрации в этой системе. Почему? А как создавать электронный пакет документов в Карьеполье, где нет устойчивого интернета? Титов даже при желании не смог бы зарегистрироваться в этой системе. Но отсрочка была временной. Сегодня он, как производитель продукции животного происхождения, не использующий электронный документооборот, лишён в связи с этим дотаций от государства. «Недостойные мы дотаций», - горько шутит Олег по этому поводу.

А последняя проверка в нашем районе «Россельхознадзора» вылилась для хозяйства Титова в штрафы. Та же проверка привела к тому, что магазин долгощельского рыбколхоза «Север» пришлось закрыть – так мезенцы остались без свежей сельхозпродукции. «Север», как и КФХ Титова, тоже заплатил штрафы.

Олег говорит, что за последние три года в его хозяйстве было уже семь проверок. К сожалению, часть из них была инициирована односельчанами. Может быть, это наш национальный мезенский менталитет - травить тех, кто пытается что-то делать, вставлять им палки в колёса, подозревать во всех грехах?

Особенно показательным в этой связи оказался пожар, в результате которой Титов лишился фермы и 70 коров. Это произошло в 2015 году. Сейчас Олег спокойно о нём рассказывает, а тогда пришлось нелегко. Больше переживал даже не за себя, не за то, как убытки покрывать будет, как стадо восстанавливать, а за братана, на чей смене и произошёл пожар. Убытков хозяйство тогда понесло больше, чем восемь миллионов рублей. А сколько нервов ушло на бесконечные проверки надзорных органов по поводу того, куда он останки сгоревших коров дел, и не представить. Но восстановил из пепла хозяйство. Частично помог район – выделил 56 тысяч рублей.

Сегодня в его стаде десять коров голштинизированной породы, их обсуживают два человека, сменами. Кроме того, Олег приобрел несколько телят герефордской породы, той самой мясной, что даёт в итоге «мраморное» мясо. В области таких почти нет. Но Титов проторёнными путями не ходит, поэтому не поленился, нашёл и приобрёл их.

Выбора: сворачивать хозяйство или развиваться - у него особо нет. Спасибо пенсионной реформе (шутка!) - до пенсии ему ещё далеко. И есть опасения, что пенсия человека, который столько лет крестьянствует, ведёт хозяйство без выходных и отпусков, около которого кормится как минимум человек десять, будет едва ли не ниже тех, кто предпочёл сидеть на безработице. Но Олег об этом рассуждает беззлобно: что толку обсуждать того, чего не можешь изменить.

Молоко разбирают местные. Излишки перегоняют в масло, его потом хорошо берут в Каменке. Качественное масло, на один килограмм которого идёт как минимум 30 литров молока, к сожалению, продаётся по цене, едва покрывающей себестоимость. Дороже вряд ли возьмут, хоть лучше лучшего будь это масло. Хорошо расходится и говядина. Во время нашей беседы с Олегом раздался телефонный звонок - мясо попросили привезти в Мезень.

А лошади у него, табун в 70 голов,– для души. Я несколько раз переспросила, какой от них доход. И несколько раз получила ответ: «Практически никакой». Это раньше лошадей можно было сдать на мясокомбинат. Сейчас надежда только на приезжих «купцов», скупщиков лошадей. Почему-то все их называют цыганами. Лично я общалась с таким скупщиком - фермером из Татарстана, который по всей России забирает по дешёвке конину, а потом делает из неё элитные продукты. Он не стесняясь признаётся, что богач. Именно для перевозки скупщикам лошадей и сделаны у Олега особые сани, по буранной дороге они – лучший вид перевозки. Берут лошадей и в Калмыкии, Нижний Новгород. И только у нас лошадь – для души.

У Титова тоже была надежда на то, что на лошадей будут давать дотации. Он ссылается на мнение учёных о том, что в Карьеполье, в его табуне, - лучший генофонд мезенской породы лошадей. Но на соревнования в Мезень не ездит давно – «зачем лошадей мучать, за 100 километров гнать».

Занимается Олег ещё и грузоперевозкими, есть у него в хозяйстве пилорама – одним сельским хозяйством не выживешь. Тем более в условиях Карьеполья, где цена за один киловатт электроэнергии для хозяйства – 10 рублей. Никакая экономическая модель такую цену не вытянет в доходность.

О чём он совершенно искренне сожалеет, так это о наших, в районе, специалистах сельского хозяйства, чьи опыт и знания никому сейчас не нужны. С теплотой отзывается об Александре Рудольфовиче Попове, об ушедшем уже Андрее Геннадьевиче Тярасове. И о главе муниципального образования Александре Попове говорит: «Молодец он, реалист, при этом старается что-то делать. Мы ему тоже помогаем».

Никто в Карьеполье не раскисает, руки не опускает. Никто и уезжать из своей деревни не собирается. Мы уже писали в нашей газете о том, что своими силами, без каких-либо официальных работников сами приезжие из бывших местных организуют отдых детей летом, проводят новогодние праздники.

Я спросила о том, что будет, когда население деревни постареет и не будет медицинского работника. Слава богу, пока в деревне работает фельдшер, у которой есть право не только на оказание первой медицинской помощи, но и на вызов санрейса в случае необходимости. Уйдёт она на пенсию, как без медпомощи оставаться? Маловероятно, что молодёжь поедет в деревни. Вот если бы вернули распределение… Именно так и получили мезенские сёла и деревни специалистов всех отраслей в советские годы.

А пока живёт Карьеполье по известному принципу «Делай, что должно, и будь, что будет».

Марина Потрохова. Фото автора.


Карта убитых дорог
Карта ликвидации несанкционированных свалок в Архангельской области
Правительство Архангельской области
Пресс-центр Правительства Архангельской области
Мезенский район
1Подписка
Год памяти
Год памяти 2
Погода на сегодня
Предложите новость

Продолжая использовать наш сайт, Вы даете согласие на обработку технических файлов Cookies.