ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЕСТИ
10:19 / 04 декабря 2020
74

У нас нет цели заблокировать "Ютьюб"

В Госдуме приближается рассмотрение резонансного законопроекта, который внесет изменения сразу в два федеральных закона - "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и "О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации". Первое чтение намечено на 9 декабря.

Документ предусматривает возможность введения санкций в отношении иностранных социальных сетей и IT-ресурсов вплоть до их блокировки. Его главные положения разъяснил председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков, который ведет аналитическую программу "Постскриптум", а еще блог в "Твиттере", на который подписаны 340 тысяч пользователей.

Вы участвовали в разработке законопроекта?

Алексей Пушков: Законопроект готовили депутаты Госдумы, но я также был одним из его инициаторов. Еще в сентябре комиссия Совета Федерации по информационной политике провела специальное заседание, в котором приняли участие глава Совета по правам человека при президенте России Валерий Фадеев, официальный представитель МИДа Мария Захарова, руководители СМИ, в том числе "Российской газеты". Тогда мы обсуждали, как нам реагировать на систематические попытки западных сетевых компаний по блокировке российских интернет-ресурсов, и пришли к выводу, что пора принимать законодательные меры. Наша позиция нашла отражение в законопроекте: на территории России сетевые компании должны подчиняться нашим законам, нельзя подменять их собственными корпоративными решениями.

Важно понимать, что это не какая-то оторванная от жизни инициатива. У нее есть предыстория. Только в этому году российский контент 24 раза блокировался на "Ютьюбе" и других зарубежных интернет-платформах. Цензуре подверглись как целые каналы, например аккаунт "Царьграда", так и отдельные информационные продукты: расследование о катастрофе "Боинга" над Донецком, фильм "Беслан", материалы телеканала RT и многие другие. За последние несколько лет набирается около 200 таких случаев. Речь идет об откровенных проявлениях политической цензуры. При этом широкой общественности мало известно о том, что зарубежные сетевые компании нарушают российское законодательство и в других сферах. Например, нередко отказываются закрывать доступ к запрещенным в России интернет-ресурсам, связанным с пропагандой наркотиков, призывами к суициду и другим. Или лишь частично перекрывают доступ к такому контенту. Есть обширная история нарушений антимонопольного и рекламного законодательства, требований в области защиты персональных данных. Четыре года назад Федеральная антимонопольная служба наложила на "Гугл" штраф в 438 миллионов рублей за злоупотребления на рынке мобильных приложений. К слову, иски против этой американской корпорации также подавали Великобритания, Ирландия, Турция, серьезные претензии к ней возникали у Евросоюза. Совсем недавно компания "Фейсбук", не предоставившая сведения о локализации баз данных российских пользователей, выплатила 4 миллиона по требованию Роскомнадзора. Все подобные вопросы решаются через суд при помощи штрафных санкций. Однако у нас до сих пор не было юридических инструментов, позволяющих отвечать на дискриминацию в отношении наших СМИ. Теперь такие инструменты должны появиться, и российскому регулятору не придется каждый раз обращаться в суд. Во-первых, подобные дела требуют оперативного решения. Во-вторых, зарубежные сетевые компании, включая тот же "Гугл", нередко пытаются выставить контраргумент, что они не признают юрисдикцию российских судов.

То есть в спорах с западными IT-гигантами по поводу блокировки контента будут использоваться несудебные методы?

Алексей Пушков: Правильно сказать - внесудебные. В новом законопроекте предусмотрены три таких инструмента. На первом этапе - предупреждение, после которого интернет-платформа обязана исправить нарушение. Если это будет сделано в обозначенные сроки, никаких дальнейших санкций не последует. Но если нет, то Роскомнадзор по согласованию с министерством иностранных дел (поскольку речь идет о зарубежных юридических лицах) обращается в Генпрокуратуру, которая вправе принять решение о частичной блокировке того или иного ресурса или о замедлении его трафика. Наконец, третья, крайняя мера - полная блокировка платформы на территории Российской Федерации.

На какой срок?

Алексей Пушков: Пока она не выполнит требование регулятора вернуть фильм или канал, подвергшийся цензуре.

К чему готовиться российским пользователям соцсетей? Вы допускаете, что однажды утром они просыпаются и не могут войти на свою страничку в "Фейсбуке", а ссылки на "Ютьюб" не работают?

Алексей Пушков: Очень надеюсь, что все будет работать. Это зависит от самих сетевых компаний. Приведу аналогию. Есть санитарные требования, предписывающие ресторану фастфуда следить за качеством продуктов. Если в контейнерах для хранения заведутся тараканы, плесень или еще какие-то существа, никто не удивится, что этому заведению придется уйти на санацию или по требованию Роспотребнадзора оно вообще будет закрыто. И, наверное, лучше до этого не доводить, а с самого начала работать с соблюдением наших стандартов. Тем самым хочу подчеркнуть: у нас нет цели заблокировать "Ютьюб" или "Фейсбук". Наша цель состоит в том, чтобы создать побудительные мотивы для "Гугл" и других сетевых компаний соблюдать российские законы и не вводить цензуру на российский интернет-контент. Мы видим, что периодически эти компании играют в политические игры. Однако мы не можем позволить им устанавливать свои правила на нашей территории, где они ведут бизнес и зарабатывают гигантские средства на рекламе. Так что им придется соизмерять свои действия с перспективами возможных потерь. Я лично считаю блокировку мерой, которая должна применяться в самом крайнем случае. Но такая опция предусмотрена именно потому, что без нее это был бы абсолютно бессильный закон, который бессмысленно принимать. Другое дело, что мы принимаем его вовсе не затем, чтобы взять и под надуманным предлогом все быстренько закрыть. То, о чем вы говорите: в один прекрасный день люди просыпаются, а ничего не работает - такого не будет.

Значит, ваши подписчики не лишатся возможности читать вас в "Твиттере"?

Алексей Пушков: Думаю, до этого не дойдет. Как я уже сказал, в случае конфликтной ситуации вступает в действие механизм. Предупреждения, которые предусматривают промежуточную фазу принятия решений. Конечно, я допускаю, что на этом этапе может начаться эдакое "перетягивание каната", когда зарубежные компании попытаются проверить нас на прочность, а мы должны показать, что настроены решительно. До сих пор формат переговоров, когда Роскомнадзор предлагал разблокировать те или иные ресурсы, не давал результата: у того же "Гугла" не было побудительного мотива. Теперь он будет.

Если же мы и дальше ничего не предпримем, то превратимся в заложников интернет-диктатуры, которая будет определять, что мы должны или не должны читать и смотреть. Россия сталкивается с совершенно произвольным наступлением на свой контент, который по тем или иным причинам неугоден даже не американскому государству, но корпорации "Гугл", или корпорации "Фейсбук", или компании "Твиттер". Вы знаете, что, заблокировав аккаунт канала "Царьград", "Ютьюб" нарушил в том числе и законодательство США? Они оправдывают свои действия тем, что владелец телеканала господин Малофеев вошел в американские санкционные списки. Однако там нигде не сказано, что попадание того или иного человека в эти списки автоматически распространяется на его предприятия. Таким образом, даже с точки зрения американских законов это чистый произвол. Поэтому мы готовимся четко обозначить те рамки, за которые зарубежным компаниям не стоит выходить. И я думаю, что корпоративная логика должна привести их к тому, чтобы искать некий modus vivendi (способ существования) с российскими властями, которые принимают меры для защиты своего информационного пространства. Надеюсь, IT-гиганты все же усвоили урок с Китаем и не захотят повторения такого сценария в России. А потому будут действовать более аккуратно, чтобы остаться в российском информационном пространстве. Напомню, что после долгих препирательств "Гугл" в 2010 году объявил, что во имя "защиты свободы", то есть отказа от соблюдения китайских законов, уходит с китайского рынка. До этого он отказывался выполнять предписания властей КНР относительно доступа к запрещенным в стране интернет-ресурсам. При этом китайцы не принимали решения о полной блокировке сервиса, американцы сами хлопнули дверью. Они думали, что Китай смягчит позицию и позволит им вернуться на их условиях. Но этого не произошло. Китайцы создали собственные платформы, которые полностью заменили "Гугл". "Гугл" и хотел бы вернуться на китайский рынок, но уже поздно. То же самое произошло с компанией "Хуавей", которая использовала американское программное обеспечение. Но после того, как власти США ввели запрет на его поставки китайцам, в КНР начали разрабатывать собственный софт. И чего добились американцы? Того, что корпорация "Эппл" в итоге потеряет доступ к одному из крупнейших производителей смартфонов по всему миру. В современных условиях нет абсолютно незаменимых ресурсов.

Мы ориентируемся на Китай?

Алексей Пушков: Мы ориентируемся на все страны, действующие исходя из здравой логики и собственного суверенитета. Я привел Китай в качестве примера еще и потому, что это единственная страна, которая бросает вызов Соединенным Штатам в торгово-экономической сфере, защищая свои интересы. Китайцам не хотелось бы терять американский рынок для своих продуктов, но они четко обозначают те границы, за которыми в ответ на американские запретительные пошлины последуют китайские меры. То же самое касается защиты информационного пространства. Заметьте, что "Гугл" и "Твиттер" занимались блокировкой неугодного контента и на территории самих Соединенных Штатов - я имею в виду беспрецедентную кампанию против Трампа, когда действующий глава государства и кандидат в президенты стал жертвой этой новой информационной цензуры. Цензуре подвергались и публикации в американской прессе, например, о сомнительной деятельности сына Джо Байдена на Украине - эта информация в ходе выборов блокировалась американскими интернет-платформами. А "твитты" Трампа блокировались до тех пор, пока представителей "Твиттера" не вызвали в конгресс и не объяснили, что они вообще-то нарушают американское законодательство. Тогда они придумали маркировать его публикации о результатах выборов как "потенциально недостоверные". Что это, как не дискриминация? И если уж даже в США решили призвать интернет-платформы к ответственности при модерировании контента (Трамп намерен подписать указ, ограничивающий неприкосновенность компаний - владельцев социальных сетей и микроблогов), то России и подавно надо ставить такие вопросы. Иначе все наши разговоры о защите суверенитета будут лишены всякого смысла.

https://rg.ru/


Инвестиционный портал Арктической зоны России
Карта убитых дорог
Карта ликвидации несанкционированных свалок в Архангельской области
Правительство Архангельской области
Пресс-центр Правительства Архангельской области
Мезенский район
1Подписка
Год памяти
Год памяти 2
Погода на сегодня
Предложите новость

Продолжая использовать наш сайт, Вы даете согласие на обработку технических файлов Cookies.