ГАЗЕТЕ «СЕВЕР» 90 ЛЕТ
14:15 / 28 октября 2020
175

Фотоклуб назывался «Моряна»

По итогам Всероссийской выставки центральный Дом народного Творчества имени Н.К.Крупской провёл в Москве с 28 ноября по 3 декабря 1967 года семинар фотолюбителей – участников выставки. Я был приглашён на этот семинар и съездил в Москву.

До этого в Москве я ни разу не бывал и заблудился бы, но меня прикрепили к оператору Архангельской студии телевидения Виктору Николаевичу Свирякину. Я познакомился с ним в 1966 году, когда посещал занятия киноклуба при студии телевидения. С ним мы долетели до Москвы, быстро нашли Дом творчества, оформили документы. Вспоминаю, как стояли мы на остановке автобуса около Большого театра, а москвичи советовали нам, как добраться до гостиницы на ВДНХ. Проезжали на автобусе мимо большого телецентра Останкино, мимо новой телевизионной вышки, верхушка которой скрывалась в облаках. Виктор Николаевич на занятия не ходил, пропадал по делам телевидения. В то время размонтировали телецентр на Шаболовке, он принёс мне оттуда две зеркальные лампы на 350 ватт. Потом нашёл я большой патрон и использовал эти лампы при съёмках групп в помещениях, но во время пожара в нашем дровянике два года назад лампы лопнули.

Позднее мы со Свирякиным встречались часто. Ю.Е. Чупов в своё время увлёкся съёмкой кино на 8 миллиметровой плёнке, проявлял плёнки сам в бане вечерами. Потом отдел культуры приобрёл две полуавтоматические кинокамеры «Красногорск» на 16 мм, мы с ним снимали на чёрно-белые и цветные плёнки праздники, воскресники, плёнки отправляли в лабораторию для проявки, потом монтировали фильмы и показывали их   под руководством Свирякина на заседании киноклуба, который располагался в подвале жилого дома на Павлиновке. Однажды Виктор Николаевич приезжал в Мезень на судебный процесс в качестве заседателя и был у меня в гостях. В лихие 90-е содержать киноклуб стало очень трудно, росли долги за коммуналку, спонсоры обманывали, Виктор Николаевич сильно переживал, и вскоре его не стало.

Занятия семинара проводились в Доме культуры железнодорожников около Казанского вокзала. Выступали перед нами преподаватели ВГИКа, фотокорреспонденты газет и журналов, известные фотографы. Например, выступала Лидия Павловна Дыко (1914 – 2000 г.г.), фотохудожник, кандидат искусствоведения, профессор ВГИКа. В 1963 году я купил книгу «Фотокомпозиция» (Издательство Искусство. Москва. 1962 г.), авторами которой были Л. Дыко и А. Головня. Книга большого формата, напечатана в Австрии тиражом 50 тысяч экземпляров, много фотографий в приложении и схем установки света при портретной съёмке. По этой книге я и учился ставить свет при фотографировании портретов. Об этом, естественно, я сказал Лидии Павловне. А сколько любителей училось по этой книге ставить свет, фотографировать. Ныне у меня лежит на полке кроме первой ещё одна книга Л. Дыко «Основы композиции в фотографии» (Москва. «Высшая школа». 1988 г. ). Сохранилась у меня и программа семинара, так что можно вспомнить отдельные выступления и показы фотографий. Например, лекцию «Негативный материал, его применение и обработка», «Современная фототехника» читал Е. Иофис, доктор технических наук, преподаватель ВГИКа.

В перерывах участниками семинара шло бурное обсуждение разных тем, связанных с фотографией. Вот какую историю я тогда услышал. Перед войной одна из делегаций СССР, посетившая Германию, обратилась к немцам с просьбой показать, как производится у них фотоплёнка. Повели делегацию в цех, за первой дверью стало темно, за второй вообще совершенная тьма, тут немцы и сказали: «Смотрите». Даже такой был разговор, что когда в СССР одна опытная работница на фабрике фотобумаг уходила в отпуск, то выпуск фотобумаг прекращался. Работа этих людей в совершенной темноте целую смену достойна уважения, восхищения и похвал.

Нас организованно возили на ВДНХ, где в павильоне Космос были выставлены новые, современнейшие по тому времени фотоаппараты. Мы очень удивлялись новым маркам, где плёнка перематывалась даже от батарейки. Но в серийное производство вышли только некоторые.

Про цветную фотографию читал лекцию фотокорреспондент АПН А. Бушкин. Он показал нам фото больших размеров. Среди них - К. Ворошилов за столом в парадном костюме маршала СССР, портрет С. Будённого со статуэтками лошадей известной породы. А какие сочные, удивительные пейзажи, жизненные сценки показывал автор, и всё ярко, в цвете. Кроме того, он делился с нами всеми секретами по цветной печати.

Цветную фотографию я лично попытался освоить ещё в 1960 году. Купил химикаты, даже отснял одну плёнку и проявил её, что было   труднее, чем чёрно-белую, работать нужно было в перчатках, и растворов много. Потом ушёл в армию, а когда вернулся, химикаты и фотобумага уже были просрочены. А вот слайдов цветных позднее я наснимал много, коллекция их хранится в Мезенском и в областном краеведческих музеях. Немецкие плёнки давали сочные цвета и резкую их градацию, а вот наши давали пастельное изображение, без резких переходов цвета, что нужно было чётко учитывать при фотосъёмке. Плёнки для обработки я высылал в одну из московских лабораторий. Хотя в своё время проходил в Архангельске обучение по обработке цветных обращаемых плёнок под руководством А. Воронина, который упомянут выше. Вечером мы проявляли принесённые клиентами плёнки в чёрно-белом варианте и вместе с улитками вешали их в шкаф с включёнными лампами дневного света для засветки, на другой день снова заправляли плёнки в бачки и проводили уже цветное проявление. Необходимо было точно выдержать температуру проявителей, особенно для немецких плёнок, даже прикосновение к мокрой плёнке руками портило слайд. Приходилось ходить в рыбный магазин, который находился на углу улицы Поморской и Павлиновки за льдом, чтобы охлаждать растворы до нужных температур.

Очень интересно рассказывали на семинаре фотокорреспонденты о спортивных съёмках. Особо запомнился из сообщений такой случай. Корреспондент вёл съёмку матча фотоаппаратом «Ленинград». Фотоаппарат имел особенность в том, что перевод кадра производился заведённой пружиной, и можно было снимать несколько кадров подряд как кино. На футбольном поле забили гол, который судьи не смогли рассмотреть и определить автора. И только съёмка фотоаппаратом помогла в этом случае судьям, так как зафиксировала все моменты передачи и ударов по мячу. Эти снимки позднее были опубликованы в журнале «Советское фото».

Большая выставка до начала проведения семинара была уже разобрана, а для нас, участников семинара,   развёрнули другую, поменьше.   Долго мы ходили по залам, рассматривая фото разных времён и авторов. Там многое оказалось интересным, можно было посмотреть, оценить, взять что-то для дальнейшей работы.

Если говорить о моём увлечении фотографией, то это произошло ещё в школьные годы. У старших братьев остались довоенный «Фотокор» и кассеты к нему размером 9 на 12 сантиметров. Стеклянные пластинки заряжались при красном освещении, был у нас специальный ящик с красным стеклом, в который устанавливалась керосиновая лампа. Это было удобно на первых порах. При красном освещении и проявлялись пластинки, можно было отлично следить за степенью проявления. Потом в моде стали плёнки, в кассете их прижимало стекло, а проявлять нужно было в темноте определённое время, что не позволяло следить за проявлением, как пластинок, и это оказалось намного труднее. Затем появились фотоаппараты «Смена», ФЭД-2, «Зенит». В разное время я вёл много лет фотокружки в детском доме, в Доме пионеров, в интернате. Интерес к фотографии тогда был огромный. На первые занятия приходило много учеников, но к концу года обучения оставались самые упорные, желающие полностью изучить фотографию как вид искусства. Многие кружковцы до сих пор хранят фотографии, которые удалось снять им самим и напечатать во время обучения. Самое удивительное в фотографии это, конечно, печать. Смотришь, как в проявителе на белой бумаге что-то проявляется, чернеет в одних местах, остаётся белым в других, обрисовывается силуэт снимка. Как это завораживало всех! Хотя и потерь было много: то выдержку при съёмке не точно поставишь, то плёнку испортишь при проявке. Недавно при встрече я сказал своим бывшим ученикам, что совершенно не умею обращаться с современными фотоаппаратами, на что они мне ответили: «Покупайте, а мы вас всему этому научим». Получается, что я их когда-то учил, а теперь они меня могут научить. Нынче всякий с мобильным телефоном мнит себя фотографом, поймал какой-то объект, группу людей, красивый пейзаж, даже резкость автоматически наводится, кнопку нажал и всё, остальное техника за них делает. Порой у таких фотографий нет души.

Позднее, когда я уже не работал в редакции, собирать заседания «Моряны», а тем более оформлять какие-то выставки стало затруднительно, много было разногласий по этому поводу. Деятельность фотоклуба постепенно угасла, и объединение распалось. Пришли другие времена и другие запросы.

Виктор Ружников. Фото автора.


Карта убитых дорог
Карта ликвидации несанкционированных свалок в Архангельской области
Правительство Архангельской области
Пресс-центр Правительства Архангельской области
Мезенский район
1Подписка
Год памяти
Год памяти 2
Погода на сегодня
Предложите новость

Продолжая использовать наш сайт, Вы даете согласие на обработку технических файлов Cookies.